Вернуться назад

Мун Сон Мён «Наш Идеальный Дом: Часть 1»

REVEREND SUN MYUNG MOON

SPEAKS ON

OUR IDEAL HOME:

PART ONE

June 19, 1983

Belvedere

Translator - Sang Kil Han

Наш Идеальный Дом: Часть 1

Америка — страна, представляющая надежду и идеал для многих людей по всему миру. Однако, их понимание этой страны достаточно расплывчатое. Они думают лишь в терминах изобильной экономики, продвинутых технологий и беспрецедентной свободы, так как всё это является их собственной надеждой и идеалом.

Присмотревшись к этой стране, всякий может увидеть, что множество семей, множество домашних очагов в этой стране разваливаются на части. Семья — строительный камень общества, поэтому любая великая нация должна быть построена на сильных семьях. Однако, много американских мужей и жён полны недоверия друг к другу; даже родители и дети не могут друг другу доверять.

Для человека нет никого ближе членов своей семьи, поэтому, если он не может доверять им, кому во всём мире он может доверять? Как он может доверять своим учителям, своим политикам и даже президенту страны? Соответственно, недоверие в этой нации вещь очень распространённая.

Не иметь возможности доверять людям вокруг тебя — огромная утрата для отдельного человека. Он чувствует громадную необходимость найти что-то сильное, во что он может вложить своё доверие. Если человек не может доверять своей семье, ему кажется, что они очень далеки от него. Разумно будет сказать, что идеи религии, Царства Небесного и тому подобные ещё дальше от реальности такого человека.

Много людей становятся совершенными узниками своей неспособности доверять. Многие говорят себе: «Мне не нужен мир, я не нуждаюсь в этой стране, и мне не нужны мои родители. Я могу даже прожить и без мужа/жены». Они отвергают любые помыслы о религиозных идеалах, говоря, что они не нуждаются и в них.

Желание ощущать свою ценность естественно для человека, однако когда он осознаёт, что никто в его окружении ему не доверяет — даже его родители и конечно никто из знакомых — как он может реально верить в свою значимость? Поэтому, он с лёгкостью принимает философию, утверждающую, что человеческие существа не лучше животных.

Такой человек будет отрицать всё, во что верят его родители, просто потому, что не доверяет им самим. Религия процветала в этой стране ещё несколько десятилетий назад, однако сегодняшние молодые люди пытаются отрицать ценность религии в своей жизни. Желая восстать против прошлых поколений, многие молодые люди следуют минутным импульсам; что им понравится, то и делают.

Базового стандарта или благонадёжной модели, по которой люди могли бы мерить самих себя не существует. Так что они всё больше и больше следуют минутной стимуляции. Многие, чувствуя, что они не могут доверять противоположному полу, обращаются к партнёрам своего пола. Стремясь к ещё большим удовольствиям, они обращаются к медикаментам, различные таблетки для разных случаев и так далее. Всё это естественно перерастает в их глубоко укоренившийся недостаток доверия.

Если отец или мать в семье не показывают друг к другу уважения, откуда ребёнок научится уважению? Внутренне догадываясь о том, что это неправильно, многие люди тем не менее находят себе разных сексуальных партнёров почти каждый день. Верность для них - пустой звук, такой образ жизни вошёл у них в привычку.

Хотя люди и не говорят об этом свободно, широко распространился инцест. Родители и даже дедушки с бабушками домогаются до своих детей! Приблизительно 20% семей в этой стране испытали подобные ужасные вещи! Жертвы такого надругательства теряют самоуважение. Представьте маленькую девочку, которая стала жертвой такого оскорбления. Она будет наблюдать, как её отец и мать ходят в церковь и наполняться презрением к их лицемерию. Она сделает всё возможное, чтобы восстать против своих родителей, особенно против их религии.

Это не преувеличение, это обычная реальность в сегодняшней Америке. Если ничего не случится, что сможет поменять эту ситуацию, она будет становиться всё хуже и хуже. Подобные вещи никогда автоматически не исправляются и не идут на поправку. Эта самая страна основана на религиозных идеалах, но до последнего времени сильные религии были полны внешней показухи. Есть ли какой-то способ вернуть внутреннюю мораль этой нации?

Почему произошло это падение? Во всех упомянутых проблемах мы можем винить злоупотребление свободой. Ставящие свободы выше всех других ценностей не желают признавать никаких ограничений в отношении самих себя. Такие любители свободы. Они не желают признавать традиции. Если демократический мир так высоко ценит свободу, как возможно передать какую-нибудь традицию из поколения в поколение? Определённо, у людей есть естественное желание свободы, но когда они ставят её превыше всего остального, они её никогда не получат!

Демократические страны пользуются свободой, но есть ли у них какая-либо общая традиция, способная защитить саму демократию? Оглянувшись на историю, мы увидим, что поначалу, когда в средние века только начали отстаиваться политические идеалы свободы, она была связана с Божьим руководством. Однако, когда в своей погоне за свободой люди начали покидать Бога, сама свобода разрушаться. Существование свободного общества было возможным лишь там, где люди искренне пытались жить в согласии с Божьей волей. Точно так же, католицизм коррумпировал, когда священнослужители начали жить только ради собственных интересов, забывая реальность Бога.

Целью стала свобода людей, а про Бога забыли. Поэтому, она потеряла свой центр. Когда люди оставляют Бога как надлежащий центр свободы, они ставят в центр себя. Они начинают отвергать столь дорогие в прошлом ценности, включая семью и страну. Это так же опасно как играть с огнём, находясь в луже бензина. Вы можете совершенно сгореть.

Когда такой феномен более не ограничен кучкой людей, но перерастает в ситуацию национального масштаба, ничто уже не спасти. Если весь остальной мир со всей ясностью увидит ситуацию в сегодняшней Америке, они будут донельзя шокированы, особенно те, кто смотрел на эту страну как на свою надежду. Вот откуда начался лозунг: «Янки, убирайтесь домой!» Люди других стран испытывают отвращение по поводу поведения американцев, оказавшихся в их странах.

Конечно, большинству из вас никак не понять, о чём я говорю, ведь многие никогда не были за пределами этой страны. Однако, раз уж я приехал из-за границы, я подобен постороннему наблюдателю, рассматривающему ситуацию с объективной точки зрения. Как думаете, правильны ли мои наблюдения?

Хотя Церковь Объединения должна бы стать надеждой по освобождению от всех этих проблем, остатки этого недоверия всё ещё витают в нашей среде. Члены Церкви Объединения, воспитанные этим обществом, приобрели автоматическую привычку недоверия своим старшим, подтверждённую их прошлым опытом. Поэтому, даже присоединившись к церкви, вы сохранили эту привычку к восстанию и разрушительности. Многие уходят, не сказав никому ни слова на прощанье, просто собирают вещи и возвращаются к тому, чем занимались, скитаясь от места к месту. Подобная ситуация представляет, согласно восточным традициям, поведение самого низкого уровня. Когда на Востоке человек уходит не попрощавшись, он принижает себя до уровня мира животных. Однако, американцев научили только этому, они не знают ничего лучшего.

Как вы, американцы, чувствуете себя, слушая эти слова? Вы чувствуете себя плохо. Как только вы почувствовали себя плохо, вы должны постараться сделать всё необходимое, чтобы почувствовать себя хорошо. Другими словами, если вы шли путём к плохому и неправильному, вы должны развернуться на 180 градусов и нацелить свой путь на правильное и хорошее. Однако, поворачиваясь, пожелаете ли вы развернуться только наполовину, скажем на 90 градусов? Нет, вы должны желать сделать полный разворот. Как думаете, будет ли это легко? Вы должны ясно понимать, насколько это трудно, ещё до того как постараетесь достичь этого практически. Можно сказать, что трудность эта сравнима с попыткой женщины превратиться в мужчину и наоборот. Насколько совершенно трудно человеку измениться из плохого к хорошему!

Хотя вы и знаете, насколько бесконечно невозможно изменить себя, если вы услышите как кто-то скажет вам: «Вот путь, как тебе поменяться», - ваши глаза вылезут из орбит и вы захотите за ним последовать. Мунисты для мира являются тем же, чем Преподобный Мун для Мунистов. Когда я обращаюсь к вам, вы пробуждаетесь и загораетесь идеями. Однако, когда кто-то вне нашего движения воспринимает мною сказанное, они думают, что я, должно быть, сумасшедший, и вижу по ночам привидений, что-то в этом духе. Они думают, что мы не просто немного неправы, но неправы совершенно и во всём.

Я могу понять, что средний американец не способен понять меня, ни того, что я говорю. Учитывая в каком состоянии находится Америка сейчас, я знаю, что если обычный американец пытается делать то, что делаю я, окружающие его люди будут думать, что он совершенно спятил. Федеральное правительство, которое уже 200 лет находится у власти, может сказать мне: «Преподобный Мун, у нас есть технологии, университеты, все возможные силы, и мы пытались как только могли улучшить это общество, почему мы должны прислушиваться к вам? Что вы можете предложить нам? Вы и по английски-то говорить не умеете!»

Более того, американцы могут сказать: «Пусть даже вы так сильно критикуете Америку, большинство людей в мире восхищаются нами и следуют нашему образцу! Вы всё ещё хотите изменить Америку?» Они посматривают на Корею, которая постоянно выпрашивает у Америки денег, и знают, что я выходец оттуда. В итоге, они не могут понять, кто или что такое есть Преподобный Мун.

Знал ли Преподобный Мун обо всех этих проблемах перед тем, как начал эту задачу? Да, конечно я знал об этом. Какой-то американец может у меня спросить: «Отец, как ты намереваешься справиться с этой задачей?», - и я не смогу дать ответа. Это не потому, что ответ мне неизвестен, но потому, что тот человек не способен понять ответ.

Кто-то, кто никогда никому не доверял, захочет верить хотя-бы себе, но не сможет. Такой человек попытается отстаивать себя и собственные свободы, однако, ему известно, что он не может себе по-настоящему доверять. Целиком полагаясь лишь на себя самого, он пытается настаивать на своей полной свободе. Опасная ситуация! Мы можем видеть, что чем раньше этот человек оставит свободу подобного рода, тем ему же будет лучше. Как же забрать у него эту свободу, заменив её надлежащей традицией и Божьей праведностью? Как трудно заменить такого рода свободу, отсутствие всех запретов!

Наш путь изменения Америки буквально состоит в том, чтобы противостоять каждому индивидууму, одному за другим. Пока мы не пробьём фальшивую оболочку людей, они не смогут понять своё истинное «я». Мы действуем подобным образом на индивидуальном уровне, в то время как на уровне культуры или общества такое же противостояние остаётся за мной. Первое, чем я занялся после прибытия в Америку, - переделкой культуры, которую миссионеры до меня выстроили в Церкви Объединения. Члены церкви на Западном Побережье не были вхожи в церковь на Восточном Побережье. Даже миссионеры не могли избавиться от отношения «моя церковь». У них была та же проблема индивидуалистической, само-сфокусированной свободы.

В то время меня это очень оскорбило, но и сейчас мы всё ещё претыкаемся о ту же проблему. Мы можем это видеть, когда люди говорят: «Это Церковь Объединения американского стиля», или: «Так поступают японские члены». Некоторые западные люди говорят: «Нам не нравится восточный вариант движения Объединения. Нам подавай американизированную Церковь Объединения». Однако, такое мышление абсолютно неверное, вот что я скажу. Иногда я кажусь безжалостным в своём отношении, но не такова ли вся хирургия — всё, что должно быть отрезано, просто отрезается. Как мы уже сказали, реально измениться человеку так же трудно, как мужчине превратиться в женщину. Некоторые американцы говорят: «Да, я хочу измениться, я хочу измениться!» Но затем они добавляют: «Но я готов поменяться только на 50 градусов. Это мой предел».

Вы приходите сюда каждое воскресное утро, кто-то нехотя, кто-то со смятением в душе, однако вы приходите, чтобы меня послушать. И тогда я начинаю говорить и показываю вам направление так ясно, что даже самые упрямые из вас могут понять ценность мною сказанного. Затем, в конце, все поднимают руки и обещают: «Да, Отец, я пойду в этом направлении, и я изменюсь». Чтобы подойти к этому моменту, вы боретесь против изменений, но в итоге отказываетесь от личного мнения и испытываете готовность измениться.

Однако, на сколько градусов вы изменились? Говоря: «Да, я пойду в твоём направлении», вы затем должны повернуться на 180 градусов. Однако, из-за того, что это так же трудно, как мужчине обернуться женщиной, несмотря на все свои обеты, ваши изменения очень малы. Это непрерывный процесс. Вспомните собственные обещания, как много раз вы говорили: «Отец, я поменяюсь на 180 градусов», а затем спросите себя насколько вы изменились в действительности. Истина в том, что ваши изменения ещё очень невелики. Как будто вы попытались взяться за что-то великое, но реально не сделали ничего большого! Такие ли вы? Да, такие; я знаю вас хорошо.

Иногда вы, как кажется, чётко всё понимаете, я это вижу и думаю: «Да, теперь они изменятся». Но в следующий раз вы приходите ни капли не изменившись, и мне приходится вновь говорить всё про те же вещи. Не так уж легко объяснять всё то же с различных углов. Но вы начинаете видеть и вновь обещаете. Однако, начав меняться, вы должны измениться на 180 градусов; иначе это и не перемена вовсе.

Преподобный Мун работает очень упорно, проходя через самые разные преследования от западного мира, и вы мне очень сочувствуете, сожалея, что мне приходится через всё это проходить. Но остановитесь и подумайте: Преподобный Мун в такой жалкой ситуации из-за того, что даже члены Церкви Объединения не следуют за ним, не говоря уже о светском мире. Вы думали когда-нибудь, что моя ситуация сложна из-за вашей плохой реакции? Определённо, я тоже знаю, что моя внутренняя ситуация очень печальна.

Даже зная насколько, как кажется, невозможно убедить вас, членов, послушаться моих наставлений и начать им следовать, я всё равно продолжаю. Иногда мне кажется, что вы пропускаете сказанное мною мимо ушей! И бывают времена, когда я чувствую, что готов махнуть на вас всех рукой, и позволить этой стране катиться куда она пожелает; на меня часто накатывает такой гнев.

Я знаю, что вы не захотите перемен, не захотите повернуться вспять, пока не поймёте ситуацию, поэтому я вам всё объясняю. Однако, измениться вы можете лишь на величину вашего изменившегося понимания, а не на всё моё полное объяснение. Иногда, я могу дать вам дополнительную информацию, чтобы задать вашему стимулу скорости, однако, этой скоростью вас начинает вращать, и вы поворачиваетесь не в ту сторону!

Вы должны обладать способностью понимать, где вы реально находитесь. Есть огромное расстояние между идеальным домом, и тем, где вы сейчас находитесь. Ваша привычная концепция «дом, мой чудный дом» очень далека от идеального дома. Чудный дом — тот, где человек лишь горизонтально посвящает себя этому дому и членам семьи, однако, в идеальном доме важны как вертикальные, так и горизонтальные отношения.

Так как инцест так распространён в обществе, несомненно, те, кто это испытал, есть и среди вас. Один только этот феномен показывает нам, что последние дни уже рядом. Теперь, когда я проговорил с вами уже час, вы, вероятно, усвоили хотя-бы одно: что ваше низкое положение вы должны изменить, но сделать это очень трудно. Возможно, этого достижения для вас этим утром достаточно.

Мы должны показать остальной Америке правильный образ жизни, а затем мы должны показать всему остальному миру, что благодаря Мунистам у них есть надежда. Позвольте задать вам вопрос, за ответом каждый из вас может обратиться к своему сердцу: «Как сильно вы изменили своё направление? Повернулись ли вы на 15, 50, 90 или 180 градусов?»

Знайте, что вы должны измениться, и во-вторых, вы должны понимать, насколько это трудно. Если вы думаете, что это легко, вы можете запросто забыть, что должны меняться вовсе. Вспоминая самый сложный экзамен, который вам довелось сдавать в процессе учёбы, вы должны осознать, что ваше изменение даже ещё труднее.

Другое сравнение — война между странами. Представьте себя солдатом в жестокой рукопашной схватке. В своей попытке поменять себя, вы должны считать, что участвуете в таком сражении. На самом деле, борьба с собой ещё более трудная и жестокая. Внутренняя битва тяжелее любой физической войны. Как вы можете сказать в таком случае: «Мы — американцы, у нас есть свобода и демократия; с этими непобедимыми качествами мы выиграем любую битву»?

Причина, по которой американизм никогда не преуспеет в этой битве в том, что здесь прижился гуманизм и прагматизм. Прагматизм же даже ниже гуманизма, ибо он заинтересован лишь в извлечении выгоды из ситуации. И выгода эта чаще материального, чем духовного свойства. Ни гуманизм, ни прагматизм не в состоянии помочь в личной внутренней борьбе.

Я знаю, что ожидая понимания всех этих вещей от светских американцев, я буду слишком наивен. Эта культура пропитана гуманизмом и прагматизмом, какой-то другой образ мышления ей практически не известен. Естественно, я подвергнусь этой культурой осуждению. Однако, наше предложение — Божизм, Божий путь.

Перед тем, как что-то написать на грязной доске, вы должны стереть то, что там уже написано. Сперва в Америке должны быть стёрты материализм, гуманизм и прагматизм, а затем поверх всего этого мы можем представить Божизм. Это — единственный путь, которым мы можем пойти в спасении Америки, особенно белых людей и белой культуры. Мы здесь проходим через многое и открываем пути к осуществлению этого. Я ещё не видел никого, кто мог бы стать прототипом местного восстановления. Когда я вас спрашиваю, кто изменился на 180 градусов, никто не поднимает руки, так что работа всё ещё в процессе.

Что является безошибочным знаком того, что человек изменился на 180 градусов? Если я вижу кого-то, кто работает день и ночь, ставя ради Бога на кон свою жизнь, я знаю, он поменялся. То, что я говорю здесь, не просто учение Преподобного Муна. Я в точности повторяю сказанное Иисусом 2000 лет назад: «Желающий жизнь отдать ради меня обретёт её; желающий сберечь свою жизнь — потеряет её».

Если Преподобный Мун следует в том же направлении, что и Иисус, я могу хоть сто раз повторить слова Иисуса, ничего ложного в этом не будет. Вы думаете, Иисус сказал бы: «Эй, Преподобный Мун, нельзя использовать мои слова без разрешения!» Заявил бы Иисус свои авторские права? Нет, Иисус был бы только счастлив услышать, как я использую его слова.

Каким, вы думаете, было моё отношение: «Ради провидения я не подвергну риску свою жизнь», или же я с самого начала поставил на кон свою жизнь? А как насчёт вас? Готовы ли вы ради миссии поставить на кон свою жизнь? Вкладываете ли вы в своё дело саму свою жизнь? Есть один секрет: этот образ жизни очень труден, но если вы посвятили свою жизнь, всё это уже ничего не значит.

Предположим, в Церкви Объединения была женщина, у которой не было времени сделать себе причёску или накрасить лицо, в итоге её голова всегда выглядела растрёпанной. Предположим, она состарилась, так и не получив благословения; у неё нет ничего кроме своих седых волос. Если она чувствовала, что ей очень повезло, что она в Церкви Объединения и занята этой работой, Бог реально похвалит её. Она окажется в самой замечательной ситуации. Что вы, американские женщины, чувствуете по этому поводу? А что скажут мужчины?

Вы следуете за мной в этой невозможной задаче, но я уже достиг успеха. Я преуспел не только в религиозной сфере, но также в сферах экономики, технологии, СМИ и культуры. Есть ли у вас реальное знание о моих победах во всём этом, или вы только в уме признаёте это?

Я умный человек, я мог бы уместить десятичасовую службу в один час, будь мне это надо. Вы можете сказать: «Отец, твоя служба перескакивает с одной темы на другую, а твою грамматику порой трудно разобрать». Это так. Даже на корейском мои предложения иногда очень длинные, но они абсолютно логичные и грамматически правильные. Причина, по которой я использую такие длинные предложения, в том, что мысль мною выражаемая, требует множество различных фраз и оговорок. Чтобы передать смысл, все их нужно собрать воедино. Однако, как таковые мои выступления всегда последовательны.

Иногда мои выступления такие длинные, что я мог бы сделать авиарейс из Кореи в Америку, сходить в ресторан на обед и вернуться обратно в Корею! Даже если я говорю по 17 часов, это подобно полёту на реактивном самолёте — моя тема всегда нацелена на определённый предмет, и она всегда до него добирается и приземляется благополучно. Я никогда такого не делал, но я мог бы говорить все 24 часа без перерыва. Точно так же, я мог бы дать 24 разных 1-о часовых службы за один день! Если бы в этом возникла необходимость, я мог бы сделать это.

Как видите, я так и не поговорил с вами на нашу сегодняшнюю тему: «Наш идеальный дом». Пока вы не подготовлены к её принятию, нет толку и говорить об этом. Во-первых, вы не сможете понять ценности моих слов, а во-вторых, вы их просто забудете, так как будете воспринимать их за должное. Давайте, на следующей неделе или в следующем месяце я опять возвращусь к этой теме. А до того у вас будет время подумать о ней поглубже.

Сказанное мною сегодня уже наполнило вас. Чтобы повернуться кругом на 180 градусов в кратчайшее возможное время, вы должны поставить на кон свою жизнь. Если ваша голова уже на плахе, вам не надо служб. Только если вы поставите на кон свою жизнь, будете готовы пожертвовать своей головой, - вы сможете найти свой идеальный дом.

Предположим, вы мне скажете: «Я работал пять лет в таком-то офисе, и тебе меня не изменить, если я не дам своего разрешения». Это нехороший ответ, ведь вы никак не рискуете своей головой.

Позвольте вас спросить, вы хотите достичь своего идеального дома? Определённо, таково желание каждого. Пожалуйста, подумайте поглубже на эту тему и придите к заключению, что ради достижения этой цели вы должны рискнуть своей жизнью.

Это будет замечательно. Не обладая таким отношением — рисковать своей головой — ради спасения Америки или любого отдельного человека, вы — пустослов. Положить голову на плаху — не дело одного года; это должно быть отношением на всю вашу жизнь. Если вы так и живёте, в духовном мире вам не придётся даже меня искать. Если и у вас и у меня такое отношение, мы естественным образом встретимся на Небесах.

Предположим, ваш муж, даже не посоветовавшись с вами, получил новое назначение. Будете ли вы, жёны, жаловаться? В реальности, у вас должно быть такое отношение, что если Богу будет так угодно, вы будете готовы распрощаться со своим мужем и взять другого. Положить свою жизнь на кон и поменяться на 180 градусов означает и такую полную готовность ко всему. Вы должны быть готовы отпустить своего супруга за Железный Занавес ради миссионерской работы.

В Заире у нас есть миссионер, ставший очень успешным. Однако, увидев его впервые, я лишь покачал головой и подумал: «Этому человеку так тяжело общаться. Как он сможет преодолеть это?» И вот он поехал в Африку и основал успешную миссию. Ему не нужно было объяснять мне всего в деталях, так как я понимал, что за Африку ему пришлось положить на весы свою жизнь. Благодаря этому, все будущие поколения Заира поклонятся ему в ноги.

Точно так же, я поставил свою жизнь на кон ради Америки и всего мира. Тот, кто этого не делал, захочет поклониться человеку, прошедшему через это. Святые это те, кто готов был отдать за Бога свою жизнь. Иногда на корабле меня так одолевала морская болезнь, что я думал из меня вылезут кишки, но я говорил: «Всё равно, я не буду возвращаться на землю».

Недавно я, ради их тренировки, брал с собой на море детей благословлённых пар. Они работали очень усердно. Я наблюдал за их лицами и видел, что на них накатывает серьёзная усталость. Но и они также, рискуют своей головой. Они живут в соответствии с нашей традицией.

Что здесь важно, так это само отношение. Если бы такое отношение было у каждого в нашем движении, нам не понадобилось бы так много людей, как есть сейчас! Чтобы осуществить нашу историческую цель достаточно лишь горстки людей. Те из вас, кто готов быть людьми, поставившими на кон свою жизнь для достижения цели, пожалуйста, поднимите руки! Благослови вас Бог.


OUR IDEAL HOME: PART ONE

June 19, 1983


(Перевод Поляков Вадим.)

7

Вернуться назад

Яндекс.Метрика